Хирургия 

 

   Новокаин был налит в баночку из-под майонеза. Профессор был уже не молод. Слегка дрожащей рукой он набирал раствор в двадцатиграммовый стеклянный шприц с очень длинной толстой иглой.

Я сидел в кресле с открытым ртом и почти не боялся. Я уже знал слово «тонзилэктомия», но не вполне представлял, что меня ждет.

Из детства
 
Муха пришла в феврале шестьдесят восьмого, месяца через три после нас с Ежом. К тому времени мы уже кое-чему научились: с закрытыми глазами вязали булинь, понимали, что любое слово Рекса – закон, знали, как обращаться с буссолью, и даже проходили арку на руине в Царицыно слева направо. Но маятником пока не мог пройти даже Моше, который лазил лучше всех.

    Машина времени номер 31

                                                               

      Когда раз или два в году к первой платформе Курского вокзала подают мою пыльную, обшарпанную, темно-зеленую Машину времени номер 67 или 31 с голубой надписью КРЫМ на серых от постоянной стирки занавесках - я снова счастлив. Пока разнообразный вагонный люд рассовывает вещи по третьим полкам, разламывает жареных кур и вяло ссорится с проводниками из-за белья и чая, я прислушиваюсь к постепенно уходящей боли и понимаю, что выиграл еще один тайм или раунд или как его там. И мы едем под ведущее обратный отсчет тиканье колес - все в одном вагоне, кто куда.

Мемуары графомана